Ритуальные бои и жертвоприношения Моче

ВОИН МОЧЕ,
Риту­аль­ная дубинка, про­дол­же­ние

 image001

Риту­аль­ные бои и жерт­во­при­но­ше­ния Моче

image015Фото 1. Фло­реро с изоб­ра­же­нием шествия вои­нов и плен­ни­ков. Иден­ти­фи­ка­ци­он­ный № V A 48171. Раз­меры: 19,5×38,2×38,5 см. Мате­риал: кера­мика. Куль­тура: Моче. Дата: 0 – 600 гг. Место обна­ру­же­ния: Чим­боте (Chimbote), Перу. Этно­ло­ги­че­ский музей, Бер­лин, Гер­ма­ния[i]

Воины, риту­аль­ные бои и в осо­бен­но­сти их финаль­ная фаза – взя­тие плен­ных, а также шествие побе­ди­те­лей и побеж­ден­ных вхо­дят в число глав­ных тем сюжет­ных рос­пи­сей в стиле тон­кой линии кера­ми­че­ских сосу­дов Моче. Рос­пись обычно дела­лась крас­ным пиг­мен­том по белому или сли­воч­ному фону. Спе­ци­а­ли­сты Метрополитен-музея искусств дати­руют такие сосуды пери­о­дом 400 – 750 гг., в тече­ние кото­рого живо­пис­ная тра­ди­ция в стиле тон­кой линии при­ме­ня­лась для созда­ния боль­шого раз­но­об­ра­зия повест­во­ва­тель­ных сцен[ii]. Они поз­во­ляют изу­чить цере­мо­ни­аль­ную дея­тель­ность, харак­тер­ную для куль­туры Моче, и понять назна­че­ние и сим­во­лику соот­вет­ству­ю­щих пред­ме­тов и объ­ек­тов, и в том числе костю­мов, аксес­су­а­ров и ору­жия воинов.

image017 image019Фото 2[iii]. Фло­реро, пред­став­ля­ю­щее бои и взя­тие плен­ных в сопро­вож­де­нии вои­нов, тру­бя­щих в путуто. Мате­риал: кера­мика. Куль­тура: Моче. Музей Амано, Лима, Перу. Фото 3. Про­ри­совка рос­писи. Автор: Д. Мак-Клелланд[iv]

Одной из основ рели­гии Моче являлся культ крови и соот­вет­ство­вав­шие ему риту­алы и цере­мо­нии. Они вклю­чали в себя риту­аль­ные бои, жерт­во­при­но­ше­ние плен­ных, в ходе кото­рого их кровь соби­ра­лась в чаши, а также вру­че­ние керо с кро­вью жрецу-правителю как намест­нику божества-прародителя в мире сей­час. Однако оста­ется неяс­ным, исполь­зо­ва­лась ли для этого кровь любых плен­ных или только чле­нов пра­вя­щей элиты Моче как истин­ных потом­ков божества-прародителя.

Изоб­ра­жен­ные на рос­пи­сях сцены дают опре­де­лен­ную после­до­ва­тель­ность собы­тий, кото­рые про­хо­дили по еди­ному сце­на­рию риту­аль­ных актов в рам­ках культа крови. Она отча­сти под­твер­жда­ется архео­ло­ги­че­скими иссле­до­ва­ни­ями одного из наи­бо­лее круп­ных цере­мо­ни­аль­ных цен­тров Моче – Уаки Луны под руко­вод­ством перу­ан­ского архео­лога Сантьяго Уседы.

 

1. Риту­аль­ные бои

Типы боев и поря­док проведения

Куль­тура Моче известна сво­ими мас­со­выми чело­ве­че­скими жерт­во­при­но­ше­ни­ями раз­ного харак­тера, кото­рые сопро­вож­дали не только цере­мо­нии крови. Они тре­бо­вали боль­шого коли­че­ства людей. Поэтому для жерт­во­при­но­ше­ний обычно исполь­зо­ва­лись плен­ные. Их добы­вали во время реаль­ных бое­вых столк­но­ве­ний с жите­лями сосед­них долин. Сра­же­ния между доли­нами могли также устра­и­ваться спе­ци­ально и по вза­им­ному согла­сию с целью полу­че­ния плен­ных для жерт­во­при­но­ше­ний. Такие дого­вор­ные сра­же­ния оце­ни­ва­ются уче­ными как ритуальные.

image011Фото 1[v]. Рас­пис­ная бутыль стремя-горлышко. Код ката­ло­ги­за­ции: ML010849. Раз­меры: 31,0×15,0×15,5 см. Вес: 761 г. Мате­риал: кера­мика. Куль­тура: Моче. Хро­но­ло­гия по Рафа­элю Ларко: Эпоха апо­гея (1 – 800 гг. н.э.), по Джону Роу: Ран­ний про­ме­жу­точ­ный период (200 г. до н.э. – 600 г. н.э.). Регион: Север­ное побе­ре­жье. Музей Ларко, Лима, Перу[vi]

С этой же целью про­во­ди­лись риту­аль­ные бои и между сопле­мен­ни­ками. Это под­твер­ждает мито­хон­дри­аль­ный ана­лиз ДНК остан­ков жертв. Он был сде­лан в рам­ках изу­че­ния социально-политической орга­ни­за­ции Моче посред­ством гене­ти­че­ского иссле­до­ва­ния жертв жерт­во­при­но­ше­ний в Уаке Луны, осу­ществ­ля­е­мого аме­ри­кан­ским архео­ло­гом Идзуми Сима­дой и его кол­ле­гами. Тесты пока­зали, что захва­чен­ные воины были взяты во время риту­аль­ного боя между груп­пами одного и того же сооб­ще­ства[vii]. Счи­та­ется, что подоб­ные бои носили харак­тер дуэлей. В них при­ни­мала уча­стие только элита Моче, что мно­го­кратно уси­ли­вало цен­ность жертвы богу (богам), кото­рая, к тому же, была добровольной.

image013Фото 2[viii]. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи верх­ней части тулова бутыли № ML010849, изоб­ра­жа­ю­щей ани­ми­ро­ван­ное сна­ря­же­ние воина с антропо– и зооморф­ными чер­тами: 1 – круг­лый щит, 2 – дубинка (с туло­ви­щем из щита); 3 – фал­де­льин; 4 – пояс с узо­ром из уллючо; 5 – две копье­ме­талки; 6 – шлем и круг­лые оре­херы; 7 – укра­ше­ние голов­ного убора; 8 – чаль­чальча, одна поло­вина кото­рой сде­лана из золота, а вто­рая – из серебра; 9 – тка­ная туника с корот­кими рукавами

Для риту­аль­ных боев воины наде­вали узор­ные рубашки, туники, тапар­рабо и фал­де­льины; ино­гда рубашки или нагруд­ники из ткани с наши­тыми на нее бляш­ками или под­вес­ками из позо­ло­чен­ной меди, кото­рые выгля­дели как доспехи; слож­ные и гро­мозд­кие голов­ные уборы, в том числе с исполь­зо­ва­нием кони­че­ских шле­мов, мате­ри­а­лом для кото­рых слу­жили рас­ти­тель­ные волокна и ткань. Они укра­шали себя юве­лир­ными изде­ли­ями из позо­ло­чен­ной или посе­реб­рен­ной меди, золота и серебра (оре­хе­рами, нари­ге­рами, пек­то­ра­лями, оже­ре­льями, наруч­ными брас­ле­тами, чаль­чаль­чами, сона­хе­рами), каж­дое из кото­рых имело свою сим­во­лику. Воины делали рас­краску лица и конеч­но­стей и воору­жа­лись дубин­кой, щитом, копьями и копье­ме­тал­ками (фото 1 и 2). Все это в купе фор­ми­ро­вало опре­де­лен­ный образ воина, отра­жав­ший его высо­кий соци­аль­ный ста­тус и свя­зы­вав­ший его с боже­ством чаще всего с чер­тами птицы (фото 3) или пумы (ягу­ара), реже лиса.

image015Фото 3. Боже­ство воин-птица. Фраг­мент рос­писи бутыли № ML010849

Ката­лог Музея Ларко опи­сы­вает риту­аль­ные бои сле­ду­ю­щим образом:

«Воины Моче про­ти­во­сто­яли друг другу с дубин­ками и щитами. Риту­аль­ные бои про­хо­дили на откры­тых про­стран­ствах, таких, как при­бреж­ные пустыни.

Когда воин сни­мал шлем про­тив­ника и хва­тал его за волосы, про­ти­во­сто­я­ние закан­чи­ва­лось. Побеж­ден­ный воин лишался одежды. Из нее и ору­жия делался узел. Побе­ди­тели наде­вали на шею побеж­ден­ных вои­нов вере­воч­ную петлю. Все это озна­чало, что судьба их решена: они будут при­не­сены в жертву»[ix].

image017Фото 4[x]. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи бутыли, изоб­ра­жа­ю­щей бое­вое столк­но­ве­ние и пле­не­ние одного из про­тив­ни­ков. Архив Моче К.Б. Дон­нана и Д. Мак-Клелланд

Видимо, в риту­аль­ных боях между вои­нами долин и на дуэ­лях дей­ство­вали одни и те же пра­вила. Но если на дуэ­лях воины бились парами, то в сра­же­ниях с чужа­ками допус­ка­лась груп­по­вая так­тика. Рос­пись, пред­став­лен­ная на фото 4, пока­зы­вает, как один воин в «нос­ках» уда­ряет бело­но­гого про­тив­ника дубин­кой по голове, в резуль­тате чего тот теряет свой шлем. В это время дру­гой воин в «нос­ках» хва­тает его сзади за волосы.

image021Фото 5. Сосуд со скульп­тур­ным изоб­ра­же­нием воина, сидя­щего на горе. Иден­ти­фи­ка­ци­он­ный № V A 4640. Раз­меры: 24×14,4×18 см. Мате­риал: кера­мика. Куль­тура: Моче. Дата: 0 – 600 гг. Этно­ло­ги­че­ский музей, Бер­лин, Гер­ма­ния[xi]

Как пока­зы­вает бутыль из кол­лек­ции Этно­гра­фи­че­ского музея Бер­лина (фото 5 и 6), риту­аль­ные дуэли, веро­ятно, про­хо­дили в при­сут­ствии судьи, кото­рым мог быть вое­на­чаль­ник или сам пра­ви­тель как вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий. Его скульп­тур­ное изоб­ра­же­ние нахо­дится в верх­ней части тулова сосуда. Вое­на­чаль­ник сидит, скре­стив ноги (т.е. в позе пра­ви­теля) на вер­шине горы. Слегка подав­шись впе­ред, он смот­рит на вои­нов, нари­со­ван­ных ниже. Они готовы к дуэли, и сей­час ринутся в бой, поскольку команда уже дана. Судья резко выбро­сил руку с дубин­кой впе­ред, при­ка­зы­вая начать поединки.

image031Фото 6[xii]. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи сосуда № V A 4640

 

Ритуал взя­тия в плен

image019Фото 1 – 4. Рас­пис­ная бутыль стремя-горлышко с изоб­ра­же­нием риту­аль­ных боев. Код ката­ло­ги­за­ции: ML001730. Раз­меры: 15,5×16,5×16,5 см. Вес: 804 г. Мате­риал: кера­мика. Куль­тура: Моче. Хро­но­ло­гия по Рафа­элю Ларко: Эпоха апо­гея (1 – 800 гг. н.э.), по Джону Роу: Ран­ний про­ме­жу­точ­ный период (200 г. до н.э. – 600 г. н.э.). Регион: Север­ное побе­ре­жье. Музей Ларко[xiii]

Завер­ша­ю­щую часть риту­аль­ного боя – пле­не­ние про­тив­ника – пред­став­ляет рос­пись сосуда из кол­лек­ции Музея Ларко, кото­рый дан в четы­рех ракур­сах на фото 1 – 4, а также на про­ри­совке (фото 5). На рос­писи мы видим две сцены, кото­рые демон­стри­руют началь­ные фазы пле­не­ния. Пер­вая сцена пока­зы­вает, как воин схва­тил сво­его лишен­ного шлема про­тив­ника за волосы, чем обо­зна­чил свою победу. Вто­рая сцена изоб­ра­жает уже раз­де­того плен­ника, на шее кото­рого только что его побе­ди­тель завя­зал веревку.

image035Фото 5[xiv]. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи бутыли № ML001730

Побеж­ден­ный в риту­аль­ной дуэли не ока­зы­вал ника­кого сопро­тив­ле­ния побе­ди­телю. Руки плен­нику не свя­зы­вали. Видимо, завя­зы­ва­ние веревки на шее было чисто сим­во­ли­че­ским актом, поскольку она сво­бодно сви­сала у плен­ника сзади, что под­твер­ждает доб­ро­воль­ный харак­тер жертвы. Впро­чем, покор­ность богам под­дер­жи­ва­лась у плен­ника не столько силой духа, сколько при­е­мом пре­па­ра­тов на основе уллючо. Об этом сви­де­тель­ствует рос­пись фло­реро, пока­зан­ного на фото 6.

image027Фото 6. Фло­реро с изоб­ра­же­нием риту­аль­ных боев. Вид сверху. Раз­меры: 38,1×41,9 см. Мате­риал: кера­мика. Про­ис­хож­де­ние: Север­ное побе­ре­жье Перу. Куль­тура: Моче. Дата 400 – 800 гг. Част­ная кол­лек­ция (США)[xv]

На внут­рен­ней части фло­реро изоб­ра­жены риту­аль­ные поединки вои­нов Моче. Тон­кая гори­зон­таль­ная штри­ховка неболь­шого участка фона рос­писи (на фото слева), создает ощу­ще­ние неко­его вра­ще­ния сцен боя. Это кру­же­ние, видимо, про­ис­хо­дит в голове у сидя­щего среди пес­ков и как­ту­сов на дне сосуда голого плен­ника с верев­кой на шее. Ожи­дая неми­ну­е­мой казни, он при­нял сна­до­бье из шаро­вид­ной буты­лочки, кото­рую дер­жит в пра­вой руке, и перед его внут­рен­ним взо­ром закру­ти­лись в вихре кар­тины послед­него сражения.

image021Фото 7. Побе­див­ший на дуэли схва­тил побеж­ден­ного за волосы и бьет его рукой по лицу так, чтобы потекла кровь. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи сосуда. Архив Моче К.Б. Дон­нана и Д. Мак-Клелланд[xvi]

Голого плен­ника с верев­кой на шее побе­ди­тель снова хва­тал за волосы и раз­би­вал ему лицо рукой так, чтобы пошла кровь (фото 7 и 10). Веро­ятно, тогда же, на месте, плен­нику отре­за­лась прядь волос, за кото­рую он был схвачен.

image025Фото 8[xvii]. Орна­мент навер­шия (сона­херы) жезла моло­дого пра­ви­теля Сипана. Сипана. Музей цар­ских гроб­ниц Сипана, город Лам­бай­еке, Перу

Дума­ется, дей­ствия, про­из­во­див­ши­еся побе­ди­те­лем с уже пле­нен­ным про­тив­ни­ком, были цен­траль­ным местом в бою и имели сим­во­ли­че­ский смысл и харак­тер обряда. О важ­но­сти этого обряда сви­де­тель­ствует его изоб­ра­же­ние на каж­дой из пяти поверх­но­стей сона­херы, вен­ча­ю­щей жезл-нож – сим­вол вла­сти моло­дого пра­ви­теля Сипана. Сцена пока­зы­вает обо­жеств­лен­ного предка дина­стии в образе воина (фото 8). Одной рукой он напра­вил дубинку в лицо сидя­щего на земле голого плен­ника, а вто­рой рукой, на запястье кото­рой надет круг­лый щит, схва­тил его за волосы.

image027image044Фото 9. Про­ри­совка рос­писи сосуда, изоб­ра­жа­ю­щей бой между боже­ствами. Иллю­стра­ция из кн.: Donnan C.B., Scott D.A. and Bracken T. The Art and Archaeology of the Moche / S. Bourget & K.L. Jones, Eds. Austin: University of Texas Press, 2008[xviii]. Фото 10. Про­ри­совка сцены с раз­би­ва­нием лица. Автор: Д. Мак-Клелланд. Архив Моче К.Б. Дон­нана и Д. Мак-Клелланд[xix]

Как мне пред­став­ля­ется, этот обряд уста­нав­ли­вал связь между риту­аль­ными боями элиты Моче и сра­же­ни­ями богов. Ведь те, прежде чем отсечь голову про­тив­ника туми, хва­тали его за волосы (фото 9). Соот­вет­ственно, держа за волосы уже лишен­ного одежды и ору­жия побеж­ден­ного про­тив­ника и уда­ряя его по лицу рукой, пока не пой­дет кровь, воин сим­во­ли­че­ски обез­глав­ли­вал его. При этом он явно копи­ро­вал жесты боже­ства. На рос­пи­сях поза воина в этот момент изоб­ра­жа­ется все­гда оди­на­ково, что под­твер­ждает риту­аль­ный харак­тер момента, но остав­ляет без ответа вопрос, куда именно воин нано­сит удары. Сво­бод­ную руку с рас­кры­той кистью он отво­дит далеко за спину, и веро­ятно, дает плен­нику опле­уху и не одну. Между тем гораздо эффек­тив­нее было бы, на мой взгляд, сжать ее в кулак и уда­рить им в нос. Но, по-видимому, в дан­ном слу­чае сама рас­кры­тая кисть руки воина сим­во­ли­че­ски ста­но­вится туми.

image046Что каса­ется волос, то их носили длин­ными как жен­щины, так и муж­чины Анд­ского мира. Длин­ные волосы счи­та­лись необ­хо­ди­мым эле­мен­том облика пра­ви­теля. И если по каким-либо при­чи­нам волосы не росли или имели недо­ста­точ­ную длину, пра­ви­тель исполь­зо­вал наклад­ные волосы, кото­рые можно видеть в сце­нах обла­че­ния пер­со­на­жей. Одна из них пред­став­лена на рос­писи стен дворца Най­лампа в Укупе (рису­нок слева) куль­туры Сикана–Ламбайеке. Парики и шиньоны из нату­раль­ных волос, сде­лан­ные на основе тек­стиль­ной шапочки и ленты соот­вет­ственно, были обна­ру­жены в захо­ро­не­ниях Южного побе­ре­жья Перу и хра­нятся в музеях мира (подроб­нее см.: Кем были пра­ви­тели Уари: 3. Парики).

По всей веро­ят­но­сти, как и дру­гие народы мира, мочикцы наде­ляли волосы некой маги­че­ской силой и могли рас­це­ни­вать их обре­за­ние у муж­чин как акт кастра­ции. Это в неко­то­рой мере под­твер­жда­ется рос­пи­сями двух фло­реро из част­ных кол­лек­ций, на кото­рых побеж­ден­ные воины – теперь уже голые остри­жен­ные плен­ники с верев­кой на шее – исполь­зу­ются их побе­ди­те­лями в каче­стве женщины.

Жен­ских изоб­ра­же­ний в искус­стве Моче гораздо меньше, чем муж­ских. Бόль­шая их часть пред­став­лена кера­ми­че­скими фигу­рами. На них жен­ский пер­со­наж, лицо кото­рого имеет, как пра­вило, муж­ские черты, опре­де­ля­ется по двум длин­ным косам. (В две косы запле­та­лись только волосы у женщин.)

В Анд­ском мире муж­чины носили рас­пу­щен­ные волосы или волосы, запле­тен­ные в несчет­ное мно­же­ство коси­чек. Их можно видеть на изоб­ра­же­ниях куль­тур Тиа­у­а­нако и Уари. Но в ико­но­гра­фии Моче волосы муж­чин обычно пока­заны спря­тан­ными под голов­ным убо­ром. Жен­щины Моче чаще всего изоб­ра­жены с голо­вой, покры­той неболь­шой накид­кой, кото­рая остав­ляет на виду длин­ные косы и выстри­жен­ную пря­мую челку, как у пле­нен­ных вои­нов. Кроме того, в отли­чие от муж­чин, жен­щины, и в том числе жрицы, нередко пред­став­лены про­сто­во­ло­сыми. Исходя из этого, можно пред­по­ло­жить, что лише­ние побеж­ден­ного воина голов­ного убора, как и обре­за­ние волос, сим­во­ли­че­ски пре­вра­щало его в женщину.

image048Фото 11. Воин и его плен­ник. Про­ри­совка рос­писи сосуда. Архив Моче К.Б. Дон­нана и Д. Мак-Клелланд[xx]

Таким обра­зом, пред­ста­ви­тель элиты, став плен­ни­ком, пред­на­зна­чен­ным для жерт­во­при­но­ше­ния, лишался голов­ного убора, укра­ше­ний, одежды, ору­жия – всего того, что харак­те­ри­зо­вало его как лицо высо­кого соци­аль­ного уровня, члена рода, веду­щего свое начало от божества-первопредка, воина и муж­чину. В таком же виде он был похо­ро­нен. То есть чело­век ста­но­вился никем в мире сей­час и лицом без опо­зна­ва­тель­ных зна­ков для мира обо­жеств­лен­ных пред­ков. Воз­можно, поэтому тело воина, правда, не каж­дого, покры­ва­лось тату­и­ров­ками, кото­рые и слу­жили ему опо­зна­ва­тель­ными зна­ками на земле пред­ков. На изоб­ра­же­ниях у кого-то их больше, у кого-то – меньше. Они имеют раз­ный рису­нок и рас­по­ло­жены на раз­ных местах. Логично было бы пред­по­ло­жить, что коли­че­ство тату­и­ро­вок и их рису­нок зави­сели от знат­но­сти и бое­вых заслуг воина.

image050Фото 12. Сосуд, изоб­ра­жа­ю­щий тату­и­ро­ван­ного жреца. Мате­риал: кера­мика. Куль­тура: Моче. Дата: 100 – 800 гг. Место находки: Перу, Анкаш. Фил­дов­ский музей, Чикаго, Илли­нойс, США[xxi]

У неко­то­рых плен­ни­ков ком­по­зи­ция тату­и­ровки обра­зует на теле подо­бие рубашки с V-образным выре­зом и корот­кими или длин­ными рука­вами. При­ме­ром может слу­жить плен­ник, пока­зан­ный на фото 11. Такие же мас­штаб­ные татуировки-рубашки покры­вают тела схо­жих между собой пер­со­на­жей скульп­тур­ных сосу­дов из Фил­дов­ского музея (фото 12) и Музея Аме­рики (фото 13). Оба муж­чины не явля­ются плен­ни­ками, поскольку они обна­жены только по пояс, носят тапар­рабо и ста­тус­ный голов­ной убор. Кроме того, на шее у них нет веревки. Ката­лог Фил­дов­ского музея харак­те­ри­зует пер­со­наж как жреца, а ката­лог Музея Аме­рики скло­ня­ется к тому, что пер­со­наж пред­став­ляет воина, поскольку сзади у него изоб­ра­жена чаль­чальча. Между тем при­мер Жреца Вла­сти­теля Сипана пока­зы­вает, что чаль­чальчу носили не только воины, но и жрецы. А зна­чит, вполне воз­можно, что обе скульп­туры пока­зы­вают жреца-воина.

image052Фото 13. Цере­мо­ни­аль­ный скульп­тур­ный сосуд, пред­став­ля­ю­щий сидя­щий пер­со­наж с пра­вой рукой, под­ня­той в ука­зу­ю­щем жесте. Инвен­тар­ный №: 01063. Раз­меры: 22×14,5×17,8 см. Мате­ри­алы: глина, пиг­мент. Куль­тур­ный контекст/стиль: Моче. Время созда­ния: 100 – 750 гг. н.э. Место про­ис­хож­де­ния: Тру­хи­льо (Trujillo), Перу. Музей Аме­рики, Мад­рид, Испания

 

Пред­став­ле­ние плен­ных военачальнику

image054Фото 1. Плен­ник перед вое­на­чаль­ни­ком. Мате­риал: кера­мика. Куль­тура: Моче. Период: Ран­ний про­ме­жу­точ­ный (200 г. до н.э. – 600 г. н.э.). Худо­же­ствен­ный музей Лимы, Перу[xxii]

Совер­шив обряд сим­во­ли­че­ского обез­глав­ли­ва­ния, побе­ди­тели пред­став­ляли своих плен­ни­ков вои­нам, стар­шим по зва­нию, кото­рые ожи­дали исхода боя непо­да­леку от места поединка (фото 2 и 3).

image056Фото 2. Бег вои­нов и плен­ни­ков по пустыне и их пред­став­ле­ние вое­на­чаль­нику. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи сосуда из част­ной кол­лек­ции. Автор: Д. Мак-Клелланд[xxiii]

image058Фото 3[xxiv]. Пред­став­ле­ние вое­на­чаль­нику захва­чен­ных плен­ни­ков и тро­феев в пустыне. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи сосуда

Вслед за этим побе­ди­тели вме­сте с плен­ни­ками отправ­ля­лись в хра­мо­вый ком­плекс. Побеж­ден­ный обычно шел впе­реди сво­его побе­ди­теля. Тот дер­жал конец веревки, наде­той на шею плен­ника, и нес на плече дубинку с тро­фе­ями. Рос­пись, пред­став­лен­ная на фото 4, пока­зы­вает, что у иду­щего пер­вым плен­ника конец веревки на шее висит сво­бодно, а в руке он даже дер­жит сона­херу.

image023Фото 4[xxv]. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи сосуда, изоб­ра­жа­ю­щей шествие побе­ди­те­лей и побеж­ден­ных. Архив Моче К.Б. Дон­нана и Д. Мак-Клелланд

Рос­пись, сосуда, про­ри­совка кото­рой дана на фото 5, гово­рит о том, что плен­ни­ков мог вести жрец.

image025Фото 5[xxvi]. Про­ри­совка раз­вертки рос­писи сосуда, изоб­ра­жа­ю­щей шествие побе­ди­те­лей и побеж­ден­ных, ведо­мых жре­цом. Иллю­стра­ция из кн.: Donnan C. Moche Art of Peru / University of California, Museum of Culture History. Los Angeles, 1978

 image062               image064



[iv] Hocquenghem A.M. Sacrifices and Ceremonial Calendars in Societies of the Central Andes: A Reconsideration // The art and archaeology of the Moche: an ancient Andean society of the Peruvian north coast / Edited by Steve Bourget and Kimberly L. Jones. University of Texas Press, 2008 (http://www.hocquenghem-anne-marie.com/amh/1_iconografia_mochica/08_amh_sacrifices_and_ceremonial_calendars_2.pdf).

[vii] Uceda S. The Priests of the Bicephalus Arc: Tombs and Effigies Found in Huaca de la Luna and Their Relation to Moche Rituals // The Art and Archaeology in the Moche: An Ancient Andean Society of the Peruvian North Coast / Edited by Steve Bourget and Kimberly L. Jones. University of Texas Press, Austin, 2008 (https://books.google.ru/books).

[x] Christopher B. Donnan and Donna McClelland Moche Archive, 1963–2011, PH.PC.001_299-RAP 82−7−28, Image Collections and Fieldwork Archives, Dumbarton Oaks, Trustees for Harvard University, Washington, D.C. (http://www.doaks.org/resources/online-exhibits/capturing-warfare/moche-depictions-of-warfare/defeat).

[xii] Hocquenghem A.M. Sacrifice et calendrier cérémoniel dans les sociétés des Andes centrales // Catalogue de l’exposition L’or des Incas origines et mystères: Livre VIII 289–303. Pinacothèque de Paris  (http://www.hocquenghem-anne-marie.com/20101204/a_rajouter_dans_mochica/126_sacrifice_et_calendier_ceremoniel28429.pdf).

[xix] Bourget S. Sexo, Muerte y Fertilidad en la Religión Moche / Museo Chileno de Arte Precolombino. 2007 (www.precolombino.cl/).

[xx] Bourget S. Opus cit.

[xxiii] Hocquenghem A.M. Sacrifices and Ceremonial Calendars in Societies of the Central Andes: A Reconsideration.

[xxiv] Hocquenghem A.M. Iconografia Mochica / Universidad Católica del Perú. Fondo editorial, 1989 (http://www.academia.edu/2385037/Iconografia_Mochica).

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>