В поисках золотых туми Колумбии

ЗОЛОТО КОЛУМБИИ И ПАНАМЫ

В поис­ках золо­тых туми Колумбии

image001Фото 1[i]. Камен­ная фигура у входа в залы Музея золота Колум­бии, Богота

У входа в залы Музея золота в Боготе посе­ти­те­лей встре­чает камен­ная фигура, при взгляде на кото­рую в голову при­хо­дит мысль о том, что культ туми суще­ство­вал когда-то не только в Перу и Боли­вии, но и в Колум­бии. Ведь в пра­вой руке боже­ство сжи­мает туми, и даже внешне оно напо­ми­нает Най­лампа. У боже­ства такая же огром­ная голова без шеи и широ­кое лицо. Оно тоже носит круг­лые оре­херы и дер­жит свя­щен­ные пред­меты, при­жи­мая их к груди. Основ­ная сим­во­лика камен­ного идола, гово­ря­щая о его силах, – та же, что и у золо­той ста­ту­этки Най­лампа. И это птица – сим­вол полета. Правда, здесь скуль­птор при­ме­нил его весьма ори­ги­наль­ным обра­зом. Он взял так назы­ва­е­мую двой­ную птицу и исполь­зо­вал ее для обра­зо­ва­ния лица пер­со­нажа. Головы птицы состав­ляют его глаза, а шеи – нос. (Замечу, что двой­ная птица явля­ется одним из важ­ней­ших сим­во­лов анд­ской рели­гии и осо­бенно хорошо известна по моти­вам, выши­тым и выткан­ным на тек­стиле Пара­каса.) Между тем ниж­няя часть лица ста­туи высе­чена в форме оска­лен­ной пасти с хищ­ными клы­ками, что неха­рак­терно для Най­лампа. Колум­бий­ское боже­ство пред­став­ля­ется кро­во­жад­ным, а туми в его руке – ножом для жерт­во­при­но­ше­ний. А зна­чит, оно сродни божеству-обезглавливателю цар­ства Моче – Аяпа­эку, но никак не Най­лампу Сикана.

Скажу сразу, что ста­туя у входа в музей создает о его кол­лек­ции пре­врат­ное впе­чат­ле­ние. Во-первых, моно­лит отно­сится к куль­туре Сан-Агустина (San Agustín), носи­тели кото­рой выра­жали свои рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния в камен­ной скульп­туре вну­ши­тель­ных раз­ме­ров. В музее ста­туи Сан-Агустина уви­деть нельзя, поскольку они оста­лись там, где были най­дены. Это место в Сан-Агустине теперь имеет ста­тус архео­ло­ги­че­ского парка. А дру­гие доис­пан­ские куль­туры Колум­бии исполь­зо­вали в каче­стве пред­ме­тов культа изде­лия более мел­ких форм, кото­рые изго­тав­ли­ва­лись из кера­мики, а также из дра­го­цен­ных метал­лов и спла­вов. Именно юве­лир­ные изде­лия и состав­ляют основу кол­лек­ции Музея золота, при­над­ле­жа­щего Банку республики.

Во-вторых, вызван­ные обли­ком и атри­бу­ти­кой моно­лита ожи­да­ния того, что в музее най­дется мно­же­ство золо­тых туми, не оправ­да­лись. В вит­ри­нах музея цере­мо­ни­аль­ных ножей не ока­за­лось вообще. Тем не менее, выяс­ни­лось, что знак туми в том или ином виде при­сут­ствует на мно­гих золо­тых пред­ме­тах Колум­бии. С одной сто­роны, этот факт гово­рит о его широ­ком гео­гра­фи­че­ском рас­про­стра­не­нии, а сле­до­ва­тельно – о боль­шом зна­че­нии для анд­ской рели­гии в целом. С дру­гой сто­роны, исполь­зо­ва­ние знака туми вне кон­тек­ста жерт­во­при­но­ше­ний на раз­лич­ных куль­то­вых пред­ме­тах поз­во­ляет сде­лать еще несколько пред­по­ло­же­ний каса­тельно его сим­во­лики в надежде на то, что про­ис­хож­де­ние и суть этого знака будут когда-нибудь определены.

В целом обзор музей­ной экс­по­зи­ции ока­зался весьма полез­ным. А начала я его с бег­лого зна­ком­ства с доис­пан­скими куль­ту­рами Колумбии.

image046Фото 2[ii]. Физи­че­ская карта совре­мен­ной Колумбии

Колум­бия нахо­дится на северо-западе Южной Аме­рики. Она гра­ни­чит с Бра­зи­лией и Вене­су­э­лой на востоке, на юге – с Эква­до­ром и Перу, на западе – с Пана­мой, омы­ва­ется Кариб­ским морем на севере и Тихим оке­а­ном на западе. На западе страны с севера на юг про­тя­ну­лись Анды, рас­чле­нен­ные реками Маг­да­лена, Каука (Cauca) и дру­гими более мел­кими. На востоке рас­по­ло­жено плос­ко­го­рье, пере­се­ка­е­мое при­то­ками Ама­зонки. Вдоль побе­ре­жий рас­ки­ну­лись низ­мен­но­сти[iii].

Земли, став­шие тер­ри­то­рией совре­мен­ной Колум­бии и неко­то­рых сопре­дель­ных стран, назы­вают про­ме­жу­точ­ной обла­стью между Месо­аме­ри­кой и Анд­ским реги­о­ном. Дан­ные архео­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний пока­зы­вают, что колум­бий­ские куль­туры имеют много общего как с Месо­аме­ри­кой, так и с Анд­ским миром. Суще­ствует гипо­теза, в соот­вет­ствии с кото­рой, неко­то­рые народы, пере­се­лив­ши­еся в Аме­рику, осели сна­чала на тер­ри­то­рии совре­мен­ной Колум­бии, создали там свою куль­туру, и она со вре­ме­нем рас­про­стра­ни­лась на север и юг. Таким обра­зом, Колум­бия пре­тен­дует на право счи­таться «колы­бе­лью т.н. высо­ких циви­ли­за­ций Нового Света»[iv].

В исто­рии Колум­бии отме­чены две круп­ные архео­ло­ги­че­ские куль­туры – куль­тура Тай­роны (Tairona) и куль­тура Муиски (Muisca). На кар­тах[v] их тер­ри­то­рии окра­шены корич­не­вым цветом.

image058Циви­ли­за­ция Тай­роны суще­ство­вала на зем­лях совре­мен­ного реги­она Сьерра-Невада-де-Санта-Марта (Sierra Nevada de Santa Marta) и при­ле­га­ю­щих рай­о­нов Кариб­ского побе­ре­жья. Куль­туру Тай­роны также назы­вают куль­ту­рой Сьерра-Невада-де-Санта-Марта и выде­ляют в ее исто­рии два пери­ода: 1) период Нау­анге (Nahuangue), кото­рый про­дол­жался с 200 по 900 г. н.э., и 2) период соб­ственно Тай­роны, кото­рый дати­ру­ется 900 – 1550 гг. Рас­цвет куль­туры при­хо­дится на XI в.[vi].

image059Если куль­тура Тай­роны суще­ство­вала глав­ным обра­зом на кариб­ском побе­ре­жье, то куль­тура Муиски сло­жи­лась на Богот­ском плато, рас­про­стер­шемся на высоте от 1800 до 2700 м над уров­нем моря. Воз­никла она во II в. н.э. Носи­тели куль­туры Муиски – чибчи, или муиски обос­но­ва­лись в этих краях с довольно суро­вым кли­ма­том после дол­гих стран­ствий, начав­шихся для одних в Цен­траль­ной Аме­рике, для дру­гих – в восточ­ных лья­нос (рав­ни­нах). Позд­нее они заняли также часть совре­мен­ных Панамы и Эква­дора. Пло­щадь импе­рии муис­ков пре­вы­шала 30 тыс. кв. км. Их чис­лен­ность, по раз­ным дан­ным, состав­ляла от ста тысяч до мил­ли­она чело­век[vii]. Импе­рия муис­ков счи­та­ется самой высо­ко­раз­ви­той циви­ли­за­цией Южной Аме­рики в XIIXVI вв. Чибчи стоят в одном ряду с майя, ацте­ками, сапо­те­ками и инками[viii].

image060Куль­тура Толимы (Tolima) рас­по­ла­га­лась в долине реки Маг­да­лены на тер­ри­то­рии совре­мен­ного депар­та­мента Колум­бии с этим же назва­нием и суще­ство­вала с 1 по 1000 г. н.э. На тер­ри­то­рии Колум­бии раз­ви­ва­лись и дру­гие куль­туры, такие, как Каука, Сан-Агустин и др.

Древ­ние колум­бийцы были непре­взой­ден­ными юве­ли­рами. Об этом сви­де­тель­ствуют собра­ния реги­о­наль­ных музеев золота, а глав­ное – сто­лич­ного Музея золота Колум­бии, кото­рой в боль­шей сте­пени, чем Перу и Боли­вии, уда­лось сохра­нить золото корен­ных куль­тур. В музее собрано мно­же­ство пред­ме­тов раз­ных форм и раз­ме­ров, кото­рые были най­дены в захо­ро­не­ниях элиты древ­них обществ. Они вхо­дили в состав погре­баль­ного при­да­ного и обла­че­ния пер­сон и все имеют цере­мо­ни­аль­ное значение.

Мно­гие из золо­тых пред­ме­тов в кол­лек­ции музея сво­ими очер­та­ни­ями или обво­дами раз­ме­щен­ных на них фигур напо­ми­нают ути­ли­тар­ный туми с сер­по­вид­ным лез­вием. А неко­то­рые из них даже похо­дят на сикан­ский туми с фигур­кой Най­лампа на руко­яти. Однако бόль­шая часть таких экс­по­на­тов харак­те­ри­зу­ется как пек­то­рали (нагруд­ные укра­ше­ния) и фрон­таль­ные навер­шия голов­ных убо­ров – диа­демы, согласно тер­ми­но­ло­гии, при­ня­той в Колумбии.

Для созда­ния одного из самых рас­про­стра­нен­ных типов пек­то­ра­лей (фото 3, 4, 10) юве­лиры исполь­зо­вали плос­кую пла­стину, к кото­рой при­креп­ляли неболь­шие скульп­турки. Пла­стине они при­да­вали очер­та­ния, кото­рые отча­сти напо­ми­нают туми. Однако спе­ци­а­ли­сты музея опре­де­ляют их как силуэт птицы с рас­про­стер­тыми кры­льями и раз­дво­ен­ным хво­стом. По всей веро­ят­но­сти, он соот­вет­ствует птице в полете. На месте головы птицы юве­лиры обычно раз­ме­щали скульп­турки птиц и/или людей.

image009Фото 3. Пек­то­раль в форме птицы. Инвен­тар­ный № 016791. Раз­меры: 13,6×11,7 см. Мате­ри­алы и тех­ника: тум­бага (сплав золота и меди) с позо­ло­той; метод поте­рян­ного воска, ковка, чеканка. Куль­тура: Сьерра-Невада-де-Санта-Марта. Период: Нау­анге, 200 – 900 гг. н.э. Про­ис­хож­де­ние: Колум­бия, Маг­да­лена, Сье­нага (Ciénaga)[ix]

Пластина-птица посе­ре­дине – в месте суже­ния – часто укра­ша­лась узор­ной гори­зон­таль­ной полос­кой, кото­рую при­нято назы­вать поя­сом. Слева и справа от него поме­ща­лись птицы с боль­шими клю­вами и выпук­лыми гла­зами. На пек­то­рали, пока­зан­ной на фото 3, изоб­ра­жены только головы этих птиц с длин­ными шеями. В резуль­тате пла­сти­ной пек­то­рали созда­ется образ не только птицы в полете, но и при­зе­ми­стого чело­века в широ­кой юбке (фал­де­льине). Его руки согнуты в лок­тях и раз­ве­дены в сто­роны. Колум­бий­ские уче­ные счи­тают, что пек­то­раль изоб­ра­жает летя­щего шамана. На месте головы летя­щей птицы сидит боже­ство с гру­дью и голо­вой хищ­ной птицы. Оно имеет чело­ве­че­ские ноги, ступни кото­рых пре­вра­щены в когти. Голов­ной убор боже­ства состоит из двух пар птиц. Птицы верх­ней пары похожи на тех, что одно­вре­менно явля­ются руками шамана. А вто­рая пара птиц выгля­дит по-другому. У них на клю­вах изоб­ра­жены зубы. Пек­то­раль отно­сится к куль­туре Тай­роны пери­ода Науанге.

image007Фото 4[x]. Пек­то­раль в форме птицы с несколь­кими голо­вами. Инвен­тар­ный № 012943. Раз­меры: 20,5×18,2 см. Мате­ри­алы и тех­ника: тум­бага с позо­ло­той; метод поте­рян­ного воска, ковка, чеканка. Куль­тура: Сьерра-Невада-де-Санта-Марта. Период: Тай­рона, 900 – 1600 гг. Про­ис­хож­де­ние: Колум­бия, Маг­да­лена, Сье­нага[xi]

На фото 4 пред­став­лена одна из самых извест­ных пек­то­ра­лей Музея золота Колум­бии. Она также отно­сится к куль­туре Тай­роны, но более позд­него пери­ода, кото­рый назы­ва­ется пери­о­дом соб­ственно Тай­роны. Пек­то­раль сде­лана по тому же канону, что и пек­то­раль пери­ода Нау­анге, пока­зан­ная на фото 3, и также про­ис­хо­дит из муни­ци­па­ли­тета Сье­наги в депар­та­менте Маг­да­лены. Но она больше по раз­меру и поэтому напо­ми­нает кок­саль­ные щитки в форме туми цар­ства Моче (1 – 800 гг. н.э., Перу). Здесь мы видим уже четы­рех объ­ем­ных птиц, сидя­щих в обла­сти головы плос­кой летя­щей птиц. На голове каж­дой из них сидит чело­век, обхва­тив колени кистями рук. По одному чело­веку в такой же позе сидит на кры­льях летя­щей птицы. Руки у всех пер­со­на­жей пред­став­ляют собой тон­кие пти­чьи лапки. Ноги у них вполне чело­ве­че­ские, но закан­чи­ва­ются ког­тями (или пти­чьими пальцами).

image013 image015Фото 5[xii] и 6[xiii]. Фигура чело­века – лету­чей мыши (в двух ракур­сах). Куль­тура: Тай­рона, период 200 – 1600 гг. н.э. Музей золота Тай­роны, Дом таможни, Санта-Марта, Колумбия

В лите­ра­туре эти фигуры часто харак­те­ри­зу­ются как шаманы в мас­ках. Трак­товка образа пер­со­на­жей как шама­нов пред­став­ля­ется мне весьма сомни­тель­ной, а исполь­зо­ва­ние тер­мина «шаман» при­ме­ни­тельно к анд­ской рели­гии доко­лум­бо­вой эпохи непра­во­мер­ным. По всей веро­ят­но­сти, колум­бий­ские уче­ные отож­деств­ляют рели­гию совре­мен­ных корен­ных жите­лей страны, кото­рую они назы­вают шама­низ­мом, с анд­ской рели­гией. А это не одно и то же. Я думаю, что подоб­ные фигуры могут пред­став­лять божеств. Однако, если этих пер­со­на­жей рас­смат­ри­вать как свя­щен­но­слу­жи­те­лей, то их сле­дует назы­вать усто­яв­шимся в лите­ра­туре тер­ми­ном – «жрец», а не «шаман». При­ме­ни­тельно к скульп­тур­ным под­вес­кам, кото­рые выпол­нены в виде сто­я­щей фигуры (фото 5 и 6), име­ю­щей такой же облик, при­нято упо­треб­лять тер­мин «чело­век – лету­чая мышь» или «касик» (исп. cacique – вождь). Я счи­таю тер­мин «касик» пред­по­чти­тель­ным, поскольку далеко не все такие фигурки имеют атри­бу­тику лету­чей мыши. Пола­гаю, что его пра­вильно было бы рас­про­стра­нить и на сидя­щие фигуры пекторалей.

image017Фото 7. Антро­по­морф­ное навер­шие жезла. Инвен­тар­ный № O26176. Мате­риал: золо­той сплав. Куль­тура: Тай­рона, 900 – 1600 гг.[xiv]

Касики, сидя­щие на кры­льях птицы-пекторали, пока­зан­ной на фото 4, носят плос­кие каски с козырь­ком, укра­шен­ные двумя вер­ти­каль­ными пла­сти­нами в форме туми. В такой же каске изоб­ра­жен касик, сидя­щий на голове птицы, кото­рый пред­став­лен на фото 7. Эта скульп­тур­ная ком­по­зи­ция пред­по­ло­жи­тельно явля­ется навер­шием жезла. На ней фигура касика имеет бόль­шие раз­меры и хорошо про­ра­бо­тана, поэтому поз­во­ляет соста­вить более пол­ное пред­став­ле­ние о пер­со­наже, его костюме, лице­вых укра­ше­ниях и голов­ном уборе и, в част­но­сти, о пла­стин­ках в форме туми. Однако при бли­жай­шем рас­смот­ре­нии мы видим, что туми здесь очень напо­ми­нают гриб в разрезе.

Вполне воз­можно, что жрецы Тай­роны в своих риту­а­лах исполь­зо­вали грибы в каче­стве сред­ства обще­ния с боже­ствами. В таком слу­чае грибы должны были счи­таться свя­щен­ными, а и их изоб­ра­же­ние стать атри­бу­том жреца. Подоб­ная прак­тика суще­ство­вала и в отно­ше­нии как­туса Сан-Педро (Чавин-де-Уантар), плода уллючо (Моче), цветка Инки (Тиа­у­а­нако, Инк­ская импе­рия)  в древ­них Перу и Боли­вии. Но риту­аль­ные рас­те­ния нико­гда, насколько мне известно, не рас­по­ла­га­лись на голов­ном уборе пер­со­нажа. Поэтому трак­товка навер­шия голов­ного убора в форме туми как гриба вызы­вает боль­шие сомнения.

 image019 image021Фото 8[xv] и 9[xvi]. Голов­ные и лице­вые укра­ше­ния, обна­ру­жен­ные в двух погре­бе­ниях, из Музея золота Колум­бии (Богота) и Музея золота Тай­роны (Дом таможни, город Санта-Марта, депар­та­мент Магдалена)

Как пока­зы­вают фото 8 и 9, голов­ные уборы с навер­ши­ями в форме туми суще­ство­вали в реаль­но­сти. Они состав­ляли часть погре­баль­ного обла­че­ния неко­то­рых пред­ста­ви­те­лей элиты Тай­роны. Это может гово­рить о том, что такие короны вожди носили и при жизни.

image011Фото 10[xvii]. Пек­то­раль в форме птицы. Инвен­тар­ный № O01253. Раз­меры: 22,5×21,0 см. Мате­ри­алы и тех­ника: тум­бага; метод поте­рян­ного воска, ковка, чеканка. Куль­тура: Восточ­ные Кор­ди­льеры, период Муиски, 600 – 1600 гг. Про­ис­хож­де­ние: Колум­бия, депар­та­мент Кун­ди­на­марка (Cundinamarca), муни­ци­па­ли­тет Гуа­та­вита (Guatavita)[xviii]

Пек­то­раль, засня­тая на фото 10, отно­сится к куль­туре Муиски. В своей основе она имеет тот же изоб­ра­зи­тель­ный канон, что и пек­то­раль с шестью каси­ками куль­туры Тай­роны. На ней раз­ме­щено восемь фигу­рок каси­ков. Уро­вень их испол­не­ния гораздо ниже, чем у фигу­рок, изго­тов­лен­ных юве­ли­рами Тай­роны. Касики Муиски плос­кие и почти лишены дета­лей. Поэтому об их костюме и лице­вых укра­ше­ниях судить трудно. Однако можно заме­тить, что у голов­ного убора каси­ков Муиски по срав­не­нию с каси­ками Тай­роны зна­чи­тельно уве­ли­чена в раз­ме­рах его вер­ти­каль­ная состав­ля­ю­щая, кото­рая при­креп­лена сзади и сде­лана в форме полу­круга. Кроме того, их руки согнуты в лок­тях и обни­мают колени, а ступни более похо­дят на пере­пон­ча­тые ноги водо­пла­ва­ю­щей птицы.

image015Фото 11[xix]. Касики, сидя­щие в обла­сти головы летя­щей птицы пек­то­рали Муиски

image032 image034

 


[iv] Пала­сио М. «Золо­тые куль­туры» Колум­бии (http://www.tiwy.com/pais/colombia/articulos/culturas_del_oro/).

[vii] Пала­сио М. Указ. соч. (http://www.tiwy.com/pais/colombia/articulos/culturas_del_oro/).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>