1.3. Игра в мяч

 КУЛЬТ ГРИБОВ
1. Жерт­во­при­но­ше­ния в Месоамерике

image0011.3. Игра в мяч

image001Фото 1[1]. Ста­дион для игры в мяч в архео­ло­ги­че­ском ком­плексе города Монте-Альбана (500 г. до н.э. – 500 – 750 гг. н.э.), шт. Оахака, Мек­сика. Куль­тура сапотеков

В Месо­аме­рике с чело­ве­че­скими жерт­во­при­но­ше­ни­ями была свя­зана игра, кото­рая у юка­тан­ских майя назы­ва­лась pokolpok, у клас­си­че­ских майя – pitz, у ацте­ков – ōllamaliztli, tlachtli или tlaxco. Всему миру она известна как месо­аме­ри­кан­ская игра в мяч (juego de pelota mesoamericano). Игра появи­лась не позд­нее 1400 г. до н.э. и к 300 г. до н.э. рас­про­стра­ни­лась по боль­шей части Месо­аме­рики. В нее про­дол­жали играть и после кон­ки­сты. По одной из гипо­тез, игра, как и жерт­во­при­но­ше­ния и кро­во­пус­ка­ния, была рож­дена циви­ли­за­цией оль­ме­ков, а затем пере­нята после­ду­ю­щими куль­ту­рами, кото­рые вно­сили в нее неко­то­рые изме­не­ния. Однако счи­та­ется, что связь игры в мяч с чело­ве­че­скими жерт­во­при­но­ше­ни­ями воз­никла не раньше клас­си­че­ского пери­ода (200 – 900 гг. н.э.)[2].

Игра про­во­ди­лась на спе­ци­аль­ных пло­щад­ках (ста­ди­о­нах) с камен­ными сте­нами, вхо­див­ших в хра­мо­вые ком­плексы, и явля­лась цере­мо­ни­аль­ной. Всего на тер­ри­то­рии Месо­аме­рики было обна­ру­жено более 1300 ста­ди­о­нов раз­ных эпох. Их раз­меры раз­ли­ча­ются. Но форма, име­ю­щая очер­та­ния буквы «I», на про­тя­же­нии 2700 лет мало изме­ни­лась, что гово­рит о том, что она имела опре­де­лен­ное сим­во­ли­че­ское значение.

image003Фото 2[3]. Ста­дион для игры в мяч в форме буквы «I» с двумя коль­цами. Цере­мо­ни­аль­ный центр ацтек­ского города Шочи­калько (в пере­воде «дом цве­тов»), суще­ство­вав­ший в 700 – 900 гг. н.э. Штат Море­лос, Мексика

Суще­ствует пред­по­ло­же­ние, что игра была похожа на волей­бол (без сетки), где игроки стре­мятся напра­вить мяч на сто­рону сопер­ника таким обра­зом, чтобы он при­зем­лился на пло­щадке про­тив­ника. В пост­клас­си­че­ский период майя стали раз­ме­щать на про­ти­во­по­лож­ных сте­нах цен­траль­ной части ста­ди­о­нов камен­ные кольца, через кото­рые нужно было про­бра­сы­вать мяч. Это ново­вве­де­ние позд­нее пере­няли куль­туры толь­те­ков и ацте­ков. О пра­ви­лах игры мы знаем очень мало. Они могли меняться в зави­си­мо­сти от вре­мени и места. Но одно пра­вило было общим: мяч нельзя было бро­сать рукой. В одних вари­ан­тах игры по нему допус­ка­лось бить исклю­чи­тельно бед­рами и/или лок­тями, а в дру­гих – раз­ре­ша­лось исполь­зо­вать биты. Игра была очень трав­ма­тич­ной, поэтому, как пра­вило, при­ме­ня­лось защит­ное сна­ря­же­ние[4].

image005Фото 3[5]. Камен­ное кольцо на ста­ди­оне для игры в мяч в хра­мо­вом ком­плексе Чичен-Ицы. Рас­по­ло­же­ние: Юка­тан, Мек­сика. Куль­тура: Майя, клас­си­че­ский период

Све­де­ния об игре в мяч ацте­ков в Новой Испа­нии XVI в. содер­жат доку­менты коло­ни­аль­ного пери­ода. В них сооб­ща­ется, что длина цен­траль­ной сек­ции пло­щадки состав­ляла около 60 м, ширина до 9 м. Обе ее стены дости­гали высоты более 4 м, были сло­жены из камня и ошту­ка­ту­рены. К цен­тру каж­дой из них на высоте около 3 м над зем­лей при­креп­ля­лось камен­ное кольцо, кото­рое назы­ва­ется «тлаш­ма­ла­каль». Отвер­стие кольца соот­вет­ство­вало кау­чу­ко­вому мячу диа­мет­ром 15 см. Между коль­цами про­во­дили линию, кото­рая делила пло­щадку на две поло­вины[6].

image007Фото 4. Игра в мяч. Лист 80r, фраг­мент. Кодекс Малья­бекки (Codex Magliabechiano). Magl. XIII. 3. Тип доку­мента: ману­скрипт. Время созда­ния: XVI в. Наци­о­наль­ная цен­траль­ная биб­лио­тека, Фло­рен­ция, Ита­лия [7]

В Кодексе Малья­бекки игре в мяч посвя­щена мини­а­тюра на листе 80r (фото 4), ком­мен­та­рий к кото­рой, к сожа­ле­нию, отсут­ствует. Сама пло­щадка здесь нари­со­вана схе­ма­ти­че­ски в виде кон­тура. Кольца пока­заны за пре­де­лами пло­щадки. На самом деле они высту­пают внутрь под пря­мым углом к сте­нам. В игре участ­вуют всего два чело­века, кото­рые не имеют защит­ного сна­ря­же­ния. Один из них почему-то дер­жит мяч рукой. Каж­дый из игро­ков нахо­дится на своей поло­вине поля в его тор­це­вых зонах. Гра­ница цен­траль­ной части поля обо­зна­чена четырьмя чере­пами, при­креп­лен­ными по краям стен. Раз­де­ли­тель­ная линия пока­зана тремя голо­вами, кото­рые, воз­можно, при­над­ле­жат богам Под­зем­ного мира (Микт­лана). Эта сим­во­лика поз­во­ляет пред­по­ло­жить, что цен­траль­ная часть поля пред­став­ляла собой Миктлан.

image009Фото 5. Игра в мяч. Лист 67r, фраг­мент. Кодекс Тудела (Códice Tudela). Инвен­тар­ный № 70400. Тип доку­мента: ману­скрипт. Раз­меры: высота 21 см, ширина 15,5 см. Мате­ри­алы: бумага, нату­раль­ные пиг­менты. Дати­ровка: 1530 – 1554 гг. Место про­ис­хож­де­ния и изго­тов­ле­ния: Мек­сика. Музей Аме­рики, Мад­рид, Испа­ния[8]

В ком­мен­та­рии к ана­ло­гич­ному рисунку Кодекса Тудела (фото 5) гово­рится, что каж­дый игрок играл «на своем месте, и тот, кто побеж­дал дру­гого в этой игре, и застав­лял его про­пу­стить пры­жок мяча [le hazia perder el salto a la pelota] на месте дру­гого, выиг­ры­вал ставку». Играть можно было только лок­тями. И если кто-нибудь касался мяча какой-нибудь частью тела, кроме лок­тей, про­иг­ры­вал. «…А тот, кому уда­ва­лось забить мяч в тлаш­ма­ла­каль, явля­ю­щийся коль­цом, кото­рое нахо­дится по сто­ро­нам, – сооб­ща­ется в ком­мен­та­рии, – выиг­ры­вал и полу­чал сво­боду заби­рать плащи и все, что бы ни уви­дел игрок, и все, кто могли, убе­гали от него. Играли в эту игру на рабов, на плащи и перья»[9]. Исходя из тек­ста ком­мен­та­рия, можно заклю­чить, что в коло­ни­аль­ный период игра не сопро­вож­да­лась чело­ве­че­скими жерт­во­при­но­ше­ни­ями, кото­рые испанцы пыта­лись запретить.

Оче­видно, что игра в мяч не была про­сто спор­тив­ным состя­за­нием. Она пред­став­ляла собой риту­аль­ное дей­ство с опре­де­лен­ным сце­на­рием, в кото­ром бук­вально все имело сим­во­ли­че­ское зна­че­ние. Однако сюжет дей­ства и сим­во­лика его субъ­ек­тов, объ­ек­тов и пред­ме­тов до сих пор оста­ются неяс­ными. В попытке понять смысл игры уче­ные обра­ща­ются к ико­но­гра­фии, а также к мифам наро­дов Месо­аме­рики и, прежде всего, к тому, что изло­жен в Пополь-Вухе – собра­нии мифов и пре­да­ний народа киче циви­ли­за­ции майя пост­клас­си­че­ского пери­ода (1000 – 1500 гг. н.э.). В мифе о тре­тьем дне тво­ре­ния рас­ска­зы­ва­ется о двух парах близ­не­цов, кото­рых вла­сти­тели Под­зем­ного мира с име­нами 1-Смерть и 7-Смерть позвали поиг­рать с ними в мяч на своей территории.

Первую пару бра­тьев звали 1-Хунахпу (1-Охотник, или 1-Владыка) и 7-Хунахпу (7-Охотник, или 7-Владыка). Их вла­сти­тели обма­нули. Они не стали с ними играть, а при­несли в жертву и зако­пали на пло­щадке для игры в мяч. Но перед этим они отде­лили голову 1-Хунахпу от тела и выста­вили ее на дереве рядом с доро­гой. Впо­след­ствии дерево при­несло плоды. Когда дочь одного из вла­сти­те­лей Под­зем­ного мира попы­та­лась собрать их, череп плю­нул ей в руку и она забе­ре­ме­нела. Отец жен­щины узнал об этом и при­ка­зал при­не­сти ее в жертву. Но она сбе­жала в Сред­ний мир и нашла убе­жище в доме бра­тьев 1-Хунахпу и 7-Хунахпу. Вскоре жен­щина родила близ­не­цов. Было оче­видно, что эти близ­нецы обла­дают боль­шой вла­стью[10]. Дума­ется, что ей бра­тья обя­заны тому факту, что они явля­ются вну­ками одного из богов Под­зем­ного мира. Близ­не­цам дали имена Хуна­хпу и Шба­ланке. Совет­ский исто­рик и пере­вод­чик Р. Кин­жа­лов, ука­зы­вая на то, что ш– в май­ян­ских язы­ках явля­ется обыч­ным пре­фик­сом жен­ских имен, пола­гает, что на началь­ном этапе суще­ство­ва­ния легенды вто­рой близ­нец был жен­щи­ной и интер­пре­ти­рует ее имя как «Ягуариха-олениха»[11].

В свое время вто­рая пара близ­не­цов также была при­гла­шена вла­сти­те­лями Под­зем­ного мира для игры в мяч. На сей раз игра состо­я­лась и затем пере­росла в серию мат­чей, кото­рые про­во­ди­лись днем. А каж­дую ночь бра­тья успешно пре­одо­ле­вали те испы­та­ния, кото­рые под­го­то­вили для них 1-Смерть и 7-Смерть. Однако в одну из ночей Хуна­хпу был обез­глав­лен, а на сле­ду­ю­щий день его голова заме­нила в игре мяч. Но Шба­ланке уда­лось ожи­вить брата. В конце кон­цов, хотя близ­нецы и не были побеж­дены, они сами при­несли себя в жертву, чтобы не доста­вить такого удо­воль­ствия про­тив­ни­кам, кото­рые, как можно пред­по­ло­жить, все равно сде­лали бы это обма­ном. Вла­сти­тели высы­пали кости близ­не­цов в реку, откуда позже они появи­лись как бро­дяги, кото­рые могли делать чудес­ные трюки. Хуна­хпу и Шба­ланке совер­шали жерт­во­при­но­ше­ния, а затем воз­вра­щали жертв к жизни. Вла­сти­тели были так пора­жены спо­соб­но­стями бра­тьев, что стали кри­чать: «Сде­лай это с нами! При­неси в жертву нас! При­неси в жертву обоих нас!» 1-Смерть стал пер­вой жерт­вой, но бра­тья не воз­вра­тили жизнь этому вла­сти­телю. 7-Смерть удо­сто­ве­рился в том, что 1-Смерть не вер­нулся к жизни, и тогда он попро­сил о пощаде. Так Хуна­хпу и Шба­ланке уда­лось взять верх над боже­ствами Под­зем­ного мира. Одер­жав победу, близ­нецы под­ня­лись в небо и рас­по­ло­жи­лись на троне небес­ных тел Солнца и Луны[12].

Этот миф можно трак­то­вать как ино­ска­за­ние о про­хож­де­нии Солнца и Луны (пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ных боже­ствен­ными близ­не­цами) через Под­зем­ный мир перед воз­вра­ще­нием их на небо. В лице бра­тьев Солнце и Луна неиз­менно одер­жи­вают победу над его вла­сти­те­лями. Но они не могут вырваться из Под­зем­ного мира. Войти в силу бра­тьям поз­во­ляет само­по­жерт­во­ва­ние (видимо, само­о­без­глав­ли­ва­ние) и после­до­вав­шее за ним воз­рож­де­ние в реке. В резуль­тате им дается власть при­но­сить в жертву людей и божеств и спо­соб­ность воз­рож­дать их к жизни, а также воз­мож­ность воз­не­стись в Верх­ний мир. Однако миф не про­яс­няет роли самой игры в опи­сан­ных собы­тиях. Более того, скла­ды­ва­ется впе­чат­ле­ние, что она здесь вовсе ни при чем. Ведь победа в ней никак не помогла близ­не­цам одо­леть вла­сти­те­лей Под­зем­ного мира.

image011Фото 6. Вид на ста­дион для игры в мяч в хра­мо­вом ком­плексе Чичен-Ицы[13]

Тем не менее, ком­плекс­ное изу­че­ние изоб­ра­зи­тель­ных, уст­ных и пись­мен­ных сви­де­тельств поз­во­лило уче­ным выдви­нуть сле­ду­ю­щие пред­по­ло­же­ния. Ста­дион для игры в мяч пред­став­лял собой свя­щен­ное и риту­аль­ное про­стран­ство и счи­тался поро­гом между Сред­ним миром и Под­зем­ным миром. Целью игры явля­лось под­дер­жа­ние посто­ян­ного дви­же­ния мяча, кото­рый, по всей веро­ят­но­сти, сим­во­ли­зи­ро­вал Солнце, Луну или Венеру. «Эзо­те­ри­че­ские зна­че­ния, свя­зан­ные с дви­же­ни­ями рези­но­вого мяча, рас­по­ло­же­нием полей, дей­стви­ями игро­ков, резуль­та­том и жерт­во­при­но­ше­ни­ями после игры, – писал аме­ри­кан­ский май­я­нист Ли А. Пар­сонс, – фун­да­мен­тально имели отно­ше­ние к кон­цеп­циям пер­вич­ных кос­ми­че­ских цик­лов рав­но­ден­ствий, а также сезон­ного пло­до­ро­дия сель­ско­хо­зяй­ствен­ных куль­тур»[14].

Жерт­во­при­но­ше­ния игро­ков сим­во­ли­зи­ро­вали суточ­ную смерть и воз­рож­де­ние Солнца (и соот­вет­ственно Луны). Жерт­во­при­но­ше­ние Солнца на западе в лице игрока в мяч обес­пе­чи­вало его успеш­ный про­ход в Под­зем­ный мир и конеч­ную транс­фор­ма­цию и воз­рож­де­ние на востоке. Так жерт­во­при­но­ше­ние игрока обес­пе­чи­вало про­дол­же­ние цикла кос­мо­ло­гии майя[15].

image013Фото 7. Цом­пантли в Чичен-Ице[16]

Почти все сви­де­тель­ства жерт­во­при­но­ше­ний в кон­тек­сте игры в мяч вклю­чают смерть путем обез­глав­ли­ва­ния. В хра­мо­вых ком­плек­сах рядом со ста­ди­о­ном обычно рас­по­ла­га­лась цом­пантли (стена чере­пов) – дере­вян­ная стойка на камен­ном поста­менте, где демон­стри­ро­ва­лись черепа при­не­сен­ных в жертву. Суще­ствует пред­по­ло­же­ние, что головы исполь­зо­ва­лись в каче­стве мячей, а их длин­ные волосы могли быть полезны игро­кам, поскольку облег­чали бро­сок голов через поле. Они, воз­можно, также слу­жили для под­счета очков в игре. Их вешали над сте­нами ста­ди­она как сим­вол победы и пора­же­ния. В доклас­си­че­ские и клас­си­че­ские вре­мена головы, веро­ятно, были мише­нями для мячей. Впо­след­ствии они были заме­нены камен­ными голо­вами и коль­цами[17].

Мяч являлся также сим­во­ли­че­ским пред­став­ле­нием чело­ве­че­ской головы. А поскольку целью игры было под­дер­жа­ние посто­ян­ного дви­же­ния мяча, дума­ется, его оста­новка по вине одной из команд озна­чала утерю мяча, а зна­чит смерть Солнца в Под­зем­ном мире. Чтобы его снова добыть, а зна­чит, воз­ро­дить Солнце, тре­бо­ва­лось уда­лить чью-то голову, либо сим­во­ли­че­ски, либо буквально.

image015Фото 8[18]. Фраг­мент настен­ного фриза, изоб­ра­жа­ю­щий жерт­во­при­но­ше­ние игрока. Южный ста­дион для игры в мяч в цере­мо­ни­аль­ном цен­тре Тахина (Tajín). Куль­тура: Вера­крус, клас­си­че­ский период, 600 – 1200 гг. Мексика

В изоб­ра­зи­тель­ном плане отчет­ли­вее всего связь игры в мяч с жерт­во­при­но­ше­ни­ями про­яви­лась у куль­тур Майя и Вера­крус, кото­рые оста­вили наи­бо­лее пол­ные изоб­ра­же­ния на эту тему. Среди них – камен­ные фризы на сте­нах ста­ди­о­нов в хра­мо­вых ком­плек­сах Тахина (850 – 1100 гг. н.э.) – фото 8 и Чичен-Ицы (900 – 1200 гг.н.э.) – фото 9.

image017Фото 9[19]. Обез­глав­лен­ный игрок, из шеи кото­рого выхо­дят пять змей и длин­ный сте­бель цве­ту­щего рас­те­ния. Фраг­мент фриза восточ­ной стены боль­шого ста­ди­она для игры в мяч в Чичен-Ице. Мате­риал: песчаник

Между тем то, по какому прин­ципу игроки при­но­си­лись в жертву, допод­линно неиз­вестно. Поскольку доб­ро­воль­ное жерт­во­при­но­ше­ние было почетно, можно допу­стить, что по резуль­та­там игры в жертву при­но­си­лись самые достой­ные, напри­мер – капи­тан выиг­рав­шей команды. Суще­ствует также прямо про­ти­во­по­лож­ное мне­ние, согласно кото­рому в жертву при­но­си­лись игроки команды, потер­пев­шей пора­же­ние. Отдель­ные иссле­до­ва­тели допус­кают воз­мож­ность того, что головы отсе­кали всей про­иг­рав­шей команде. Однако как бы то ни было, само­по­жерт­во­ва­ние игрока рас­це­ни­ва­лось в обще­стве майя как свя­щен­ная жертва, кото­рая в Верх­нем мире поз­во­ляла достичь ему выс­шего уровня («рая»). Об этом сви­де­тель­ствует рельеф­ная ком­по­зи­ция пальмы, пока­зан­ной на фото 10.

image019Фото 10. Пальма, изоб­ра­жа­ю­щая сто­я­щую фигуру в глотке боль­шого змея с обра­зом лест­ницы как части верх­него нёба змея. Мате­риал: камень. Куль­тура: Майя. Изоб­ра­же­ние № 3006. Доко­лум­бо­вое порт­фо­лио Архива фото­гра­фий Джа­стина Керра (Justin Kerr)[20]

Пальма – один из трех эле­мен­тов защит­ной эки­пи­ровки игрока в мяч. Она полу­чила свое назва­ние бла­го­даря сход­ству с паль­мо­вым листом. Пальмы были пред­на­зна­чены для того, чтобы защи­тить основ­ные органы игрока от жест­кого мяча из кау­чука. В отли­чие от более лег­ких пальм, исполь­зу­е­мых в игре, кото­рые были сде­ланы из кожи и хлоп­ко­вой ваты, камен­ные пальмы, веро­ятно, явля­лись риту­аль­ными пред­ме­тами или слу­жили цен­ным тро­феем[21]. Воз­можно, они вру­ча­лись игро­кам, пред­на­зна­чен­ным для жерт­вен­ного обезглавливания.

Пальма, пока­зан­ная на фото 10, пред­по­ло­жи­тельно изоб­ра­жает про­фес­си­о­наль­ного игрока в мяч, сто­я­щего в глотке боль­шого змея, часть верх­него нёба кото­рого несет на себе образ лест­ницы. При этом глотка змея явля­ется одно­вре­менно высо­ким голов­ным убо­ром персонажа.

Кос­мос майя, как и анд­ский кос­мос, делится на три мира, кото­рые соеди­няет огром­ная змея, сто­я­щая вер­ти­кально. Верх­ний мир майя насчи­ты­вает 13 уров­ней. На пальме он изоб­ра­жен в виде лест­ницы из 13 сту­пе­ней. На вер­шине лест­ницы рас­по­ло­жен сти­ли­зо­ван­ный гриб, кото­рый, как счи­тает Карл Бор­хеги, был у майя сим­во­лом бессмертия.

image013image015image017

 



[6] Брэй У. Ацтеки. Быт, рели­гия, куль­тура. М.: Центр­по­ли­граф, 2005 (https://www.e-reading.club/bookreader.php/1002752/Brey_Uorvik_-_Acteki._Byt_religiya_kultura.html).

[7] Кодекс Малья­бекки / Под ред. В.Н. Талаха и С.А. Куп­ри­енко. Пер. с исп. В.Н. Талаха. Киев, 2013 (https://books.google.ru/books?printsec=frontcover&id=8Q0DFMQYchUC#v=onepage&q&f=false).

[9] Цит. по: Кодекс Малья­бекки / Под ред. В.Н. Талаха и С.А. Куприенко.

[10] Zaccagnini J. Maya Ritual and Myth: Human Sacrifice in the Context of the Ballgame and the Relationship to the Popol Vuh (2003). Honors Theses. Southern Illinois University. Paper 336 (http://opensiuc.lib.siu.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1335&context=uhp_theses).

[12] Zaccagnini J. Opus cit.

[14] Цит. по: Zaccagnini J. Opus cit.

[15] Zaccagnini J. Opus cit.

[17] Zaccagnini J. Opus cit.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>